Открыть оглавление

V. все шире братские могилы…Смертность и заболеваемость населения

«Ленинград 1941-1942 гг. Детский рисунок»

Смерть вкрадывалась в наше тело
Тьмой, стужей, голодом, цингой.
Смерть по-разбойничьи свистела,
Летя над нашей головой.
А.И. Курошева

Данный раздел посвящен самой трагической странице блокадной истории – теме потерь среди гражданского населения Ленинграда.

Смертность в городе начала расти с июля 1941 г. Если принять за 100% среднюю численность умерших в первом полугодии 1941 г., то в июле она составила 111%, в августе около 144%, в сентябре 182%, в октябре 196,7%, т.е. выросла в два раза. В ноябре заболеваемость на почве истощения приобрела характер эпидемии, были отмечены первые случаи смерти от голода. Так, в больнице им. Перовской в конце ноября по этой причине скончалось 19 человек, а всего в последний месяц осени умерли 11 085 ленинградцев, что в три раза превышало показатели мирного полугодия. Столь резкое повышение объяснялось появлением новой причины смертности – дистрофии. Регистрация нехарактерной для Ленинграда болезни – истощения «на почве недостаточного питания и усиленной работы» - началась в последней декаде ноября. В начале декабря Ленинградский городской отдел здравоохранения (горздравотдел) по предложению медиков (док. № 115) принял термин «алиментарная дистрофия».

В декабре массовой стала не только заболеваемость (док. № 117), но и смертность от голода: в конце месяца ежедневно регистрировалось свыше 2340 актов о смерти, а общая численность умерших приблизилась к 54 тыс., причем 75% из них, по мнению медиков, погибли от голода.

Важным фактором роста смертности стал холод. Зима в 1941 г. началась рано. Из-за нехватки электроэнергии город вымерзал, в январе несколько дней держались морозы ниже 30 градусов. Почти повсеместно из строя вышли канализация и водопровод. Число жертв голода стремительно росло, по некоторым подсчетам в январе, погибло более 4% населения города.

В феврале население города продолжало вымирать. Общее число жертв, чью смерть зарегистрировали загсы, составило 108 029 человек (приблизительно 5% от общего количества горожан) – наивысшая цифра за весь период блокады (док. № 124). 6 и 7 февраля было зафиксировано самое большое число актов о смерти – 4719 и 4720. Только в марте началось постепенное, а затем (с августа) и резкое снижение смертности.

Весной 1941 г. ленинградские медики вынуждены были давать объяснения причинам гибели столь большого количества горожан: в обширной записке (док. № 122), адресованной председателю Ленгорисполкома и заместителю председателя Совнаркома А.Н. Косыгину, приводились убедительные данные, что «основной, если не единственной причиной высокой смертности в первом квартале 1942 г. является дистрофия (истощение)».

С началом массовой смертности возникла новая проблема – трест «Похоронное дело» не мог обеспечить своевременный вывоз трупов из лечебных учреждений, районных моргов и их захоронение (док. № 120). Траншейные захоронения в братских могилах (док. №№ 116, 133) также не сняли остроты проблемы. Опасаясь вспышки инфекционных заболеваний, горисполком в марте 1942 г. принял решение о сжигании трупов на 1-м кирпичном заводе, располагавшемся на Московском шоссе, 62 (ныне территория Московского парка Победы). Деятельность блокадного крематория продолжалась до начала 1943 г. (док. № 121, 129).

Высшее руководство города, несомненно, было полностью осведомлено о масштабах смертности. Со второй половины декабря был установлен ежедневный учет количества трупов, находившихся в моргах больниц (док. № 119) и на кладбищах (док. № 127).

В сложившихся условиях власти могли помочь лишь отдельным категориям населения. Основное внимание уделялось тем, кто работал на оборону, выполнял важные задания фронта, а также творческой и научной интеллигенции (док. № 97). В конце декабря было принято решение о создании стационарных лечебно-питательных пунктов (док. № 118), для которых выделялись сухари, чай, какао, шоколад, причем отпуск этих продуктов производился без вырезки талонов из карточек. В январе сеть стационаров значительно расширилась, но массовая поддержка выживших ленинградцев началась весной 1942 г., когда были организованы столовые с повышенным питанием на 100 тыс. чел. (док. № 109).

Голодная зима 1941/42 г. тяжело отразилась на здоровье тех, кто ее пережил, – обычные заболевания приобрели специфические «ленинградские» симптомы, что отмечалось многочисленными исследованиями медиков и в послевоенное время (док. №№ 131, 132, 134).

В данном разделе помещена лишь небольшая часть материалов о массовой смертности ленинградцев в экстремальных условиях осажденного города, сводные данные о потерях отражены в материалах Ленинградской городской комиссии по установлению и расследования злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников (см. раздел Х).