Открыть оглавление

IV. в тисках голодапродовольственное снабжение

А где-то на Ладоге, в белом просторе
От бомб и мороза взрываются льдины,
И воют моторы, и стонут моторы,
И тянут груженые хлебом машины…
А. Молчанов

В условиях блокады продовольственное снабжение стало главным условием выживания населения Ленинграда и защищавшей его армии.

Ленинград, как крупный центр пищевой промышленности, никогда не имел больших продовольственных запасов: поступавшее сырье сразу шло в переработку, а готовая продукция расходилась по всей стране. К началу войны на складах города хранилось больше всего крупы – ее хватило бы на 89 дней, других продуктов было значительно меньше. В течение июля – августа положение ухудшилось: к 27 августа в городе было муки и зерна на 17 дней, крупы на 29 дней, мяса на 25 дней, масла на 29 дней. Карточная система распределения, введенная 18 июля 1941 г., и запоздалое (с 1 сентября) запрещение коммерческой торговли не могли спасти положения. В сентябре началось последовательное снижение норм выдачи продуктов по карточкам. За сентябрь – октябрь они сократились в несколько раз, пока 19 ноября не достигли минимума: рабочим полагалось 300 г хлеба в день, служащим, иждивенцам и детям до 12 лет – 125 г. При крайне нерегулярном и ограниченном снабжении другими продуктами, как отмечали медики, в городе «создались условия, близкие к полному голоданию».

Подробный отчет о хлебных ресурсах Ленинграда накануне войны и в блокаду содержится в информационной записке о работе городской конторы Всесоюзного объединения «Центрозерно» (док. № 99). Очень четкую картину снабжения и распределения продовольствия среди населения дает отчет Городского отдела торговли (док. № 114).

Вместе с постановлениями Военного совета Ленфронта, справками о запасах продовольствия (док. №№ 88, 89, 91) показаны ноябрьские 1941 г. карточки на продуктовые и промышленные товары (док. № 92), которые хранятся в делах Ленинградского городского суда, где рассматривались дела о кражах и убийствах. Мятые, потрепанные, с вырезанными купонами они резко отличаются от образцов 1942 г. (док. № 98), «выписанных» на имя руководителя городским отделом торговли И.А. Андреенко. В разделе представлены также материалы о борьбе со злоупотреблениями карточками (док. №№ 93, 102, 107), контроле над выпуском хлеба (док. № 101), предоставлении дополнительной помощи отдельным категориям граждан (док. № 97, 108).

Как известно, с 15 января 1942 г. все вопросы о выдаче карточек тех или иных категорий и дополнительных наборов продуктов решались специальной Продовольственной комиссией Ленфронта, куда обращались сотни организаций и граждан (док. № 103). 24 апреля комиссия приняла необычное решение: она постановила выдать рабочему Балтийского завода М.Я. Слесареву двойной комплект продовольственных карточек, так как, согласно справки врача, «по своей комплекции Слесарев (рост 194 см, вес 94 кг) не может поддерживать свой организм, имея одну продовольственную карточку» (док. № 106).

Важное значения для выживания многих ленинградцев имели столовые, особенно, когда было введено лечебное питание (док. № 100, 109, 111).

Несмотря на усиленный завоз продовольствия и нормализацию снабжения города весной 1942 г., принимались меры для самоснабжения города, прежде всего овощами (док. № 110, 113).